Чекулаева Серафима Чекулаева Серафима 10.0

Фёдор Овчинников: «Низкая цена, ассортимент или сервис, — ты можешь выбрать только два параметра одновременно. Так же и в жизни»

  • Еда и культура
  • 0
  • 2790
  • 21 янв 2017

Нижний Новгород

Показать карту

Создатель международной сети кафе «Додо Пицца», герой книги-истории «И ботаники делают бизнес» и автор блога «Сила ума» Фёдор Овчинников посетил на этой неделе Нижний Новгород. Об истории жизни и бизнеса 33-летний идеалист из Сыктывкара, получивший звание инновационного предпринимателя, Фёдор рассказал в интервью Day2Day.

Фото со страницы Фёдора

О «Додо пицце»

В России порядка 145 пиццерий под маркой «Додо Пицца», а всего их 160. Собственных пиццерий у нас девять, восемь из которых в России и одна в США. Все остальные пиццерии открыты по франшизе, в том числе в Китае. Пока мы занимаем маленькую для нашей страны долю рынка, хотя в некоторых городах - практически монополисты (в Сыктывкаре, например, где открылась самая первая «Додо Пицца»).

ООО «Пицца Венчур» является владельцем всех российских и зарубежных компаний. У нас холдинговая компания на Британских островах. Все пугаются, когда мы об этом говорим - думают, что речь об офшорах, налоговых преступлениях. Но на самом деле мы приняли такие меры потому, что на территории английского права легче структурировать владения 180 частных акционеров. В российском праве подобная процедура, к сожалению, невозможна.

Зато у нас имеется рейтинг качества, который мы составляем на основе еженедельных проверок каждой пиццерии. Если у франшизной пиццерии рейтинг низкий, мы не разрешаем открывать партнеру новые точки. В случае, если оценках снижается до критически низкой, мы ее закрываем. Пока, к счастью, ни одна пиццерия не закрывалась. Такие порядки заставляют партнеров лучше следить за качеством продукции, улучшать менеджмент, а не просто открывать большое количество пиццерий. Мы делаем серьезную ставку на систему контроля качества. 

Фото со страницы Фёдора

Все, кто занимается в нашей компании общим менеджментом и потребительским ядром, должны пройти через кухню, чтобы понимать, как она работает, какие там есть ограничения, зачем к нам приходят люди и какие их потребности мы удовлетворяем. Да, есть специальная книга об истории «Додо Пиццы» для сотрудников, но нужны осознанные знания, личный опыт. 

Люди в моей команде рассказывали, что в самом начале пути, когда они отрабатывали на кухне всего один день, каждый из них говорил «Я все понял». Спустя месяц они брали свои слова назад: «Я действительно тогда ничего не понял», потому что только спустя время начинают появляться настоящие инсайды.

 

Все, что в компании сейчас есть, создано благодаря ее открытости. Для того, чтобы начать свой путь открытости, важно договориться в первую очередь с собой. Вы практически под микроскопом, должны быть готовы к любому вопросу и принятию всего как есть, без утайки.

Когда я впервые в своем блоге «Сила ума» написал про «Додо Пиццу», сразу упомянул, что не знаю, получится у меня или нет, но если мы «зафейлим» – вы узнаете. Если же все сработает, может быть мы с вами станем партнерами. Финансовая открытость компании была главным маркетинговым ходом.

 

У такого подхода гигантское количество преимуществ: это инструмент, который держит нас в тонусе, не позволяет расслабляться или делать что-то вполсилы. Кроме того, когда ты открываешься миру, он открывается тебе в ответ. Например, недавно у нас случилась ситуация, когда 7,5 миллионов рублей вернулись обратно на счета клиентов из-за критической ошибки информационной системы. Я написал об этой проблеме в Facebook, и нам захотело помочь такое количество людей, что «Яндекс. Деньги» (наш провайдер), позвонили мне и попросили сообщить всем, что они уже решают вопрос. Их офис просто разрывался от звонков. Все это потому, что мы открыты. Конечно, это огромная ответственность за доверие людей, которое мы хотим сохранить. 

Фото со страницы Фёдора

Информационная система для всех пиццерий под названием Dodo IS начала создаваться вместе с бизнесом. «Додо Пицца» не использовала ни одну программу, кроме разработанной собственноручно, разве что Excel. В то время мы еще не знали архитектуру нашего будущего бизнеса, поэтому не могли корректно выстроить архитектуру программы. Первоначально система разрабатывалась на мои деньги, мы всегда действовали в режиме жесточайшей нехватки ресурсов. Сейчас же наш бизнес сильно опережает развитие информационной системы, отсюда появилась и критическая ошибка.

Больше всех в произошедшей критической ошибке виноват я. В этом инциденте не было какой-то конкретной халатности людей, это просто классическая проблема стартапа, когда вопросы безопасности инфраструктуры приносятся в жертву скорости развития. Это неизбежно, поскольку у тебя нет достаточного количества денег, чтобы вложить их во что-то долговечное. Более того, ты не знаешь, что у тебя будет через два года.

Мы идем уникальным путем, потому что создавать свой софт очень сложно, это отдельный бизнес. Пожалуй, самый сложный бизнес, которым я занимался – это создание инновационного софта: это дорого, во время разработки не всегда правильно распределяются ресурсы, очень много рисков. Dodo IS было бы бессмысленно создавать, если бы у нас не было больших планов, так как это слишком серьезная инвестиция.

Вскоре мы открываем большой офис в Москве на Тверской. Он нужен для того, чтобы иметь более быстрые контакты с производителями, рекламными агентствами, а также для привлечения людей, ведь Москва – самый большой рынок труда и компетенций. Не скажу, что я люблю жить в столице, но это бизнес-необходимость, там много плюсов. 

Фото со страницы Фёдора

Мы хотим следующим шагом протестировать формат «Додо Пицца и кофе» где-то в большом городе. Это маленькое заведение, где пицца продается кусочками. В Сыктывкаре стрит-фуда в принципе не существует. Какой стрит-фуд в -42? Наверное, мы попробуем данный формат в Москве.

В Сыктывкаре стрит-фуда в принципе не существует. Какой стрит-фуд в -42? 

Недавно мы проводили в Самаре предновогоднюю акцию по доставке пиццы на олене. Доставлено было всего 15 пицц, но детей вокруг оленя собралось под 50 человек, все фотографировались. Нужно же дать СМИ хороший инфоповод.

О международных рынках

На международных рынках, пожалуй, много общего, законы – они одни. Хотя есть, конечно, отличия в ценностях и предпочтениях. Например, для британского ассортимента семи видов пицц вполне достаточно, тогда как для китайцев этого мало, вариантов нужно минимум 30.  

Что касается выходов на международные рынки, у нас подход такой: ни одно исследование не покажет истины. Мы выходим с какой-то гипотезой о местном рынке, своеобразной бета-версией, запускаем проект, а затем смотрим, как его принимают.

 

Главная обратная связь – это сам бизнес: отзывы клиентов, уровень продаж. Например, в Китае мы отказались от больших и средних пицц, оставив только маленькие. Местные люди ориентированы на одиночное поглощение пищи в кафе в обеденные перерывы. Кроме того, китайцы любят широкий ассортимент, хотят попробовать все, а для этого маленькие пиццы подходят лучше.

О Китае

Китай – это рынок копирования, они думают по-другому. Для них бизнес – это игра, где нужно обхитрить партнера. Несмотря на все это, открывая пиццерию в Китае, мы решили действовать так же, как вели себя в России. 

Фото: sila-uma.ru

Мы поставили весьма амбициозную цель: открыть в Китае до 2020 года 800 пиццерий. По сути, что такое 800 пиццерий? Это 16 предпринимателей, каждый из которых откроет по 50 точек, - это не так много. Исходя из этих расчетов, мы решили, что 800 пиццерий к 2020 году – сложно, но реально. И это же интересно - делать большие проекты.

Мы поставили весьма амбициозную цель: открыть в Китае до 2020 года 800 пиццерий.

Китай – это гигантский рынок, где в последнее время экспорт становится менее приоритетным, развивается внутренний рынок. Китайцы богатеют, расширился класс предпринимателей с деньгами, которым некуда инвестировать. И тут мы появляемся со своей концепцией, которая позволяет в короткие сроки открыть 50 пиццерий. При этом мы предлагаем не какие-то чифаньки (небольшие китайские кафе), а понятный оцифрованный интернет-бизнес.

Фото со страницы Фёдора

Поскольку одно кафе на территории Китая мы уже открыли, у меня уже есть определенный опыт общения с китайцами, пока очень маленький. Самым большим вызовом в этой стране будет общение с партнерами. С 1 февраля мы запускаем специальный сайт для китайской франшизы, а весной участвуем в Пекине во франчайзинговой выставке, чтобы как можно быстрее начать общаться с местным населением, ошибаться, выбирать стратегию.

Китайцы не воспринимают иностранцев как начальников или партнеров - они там всегда будут чужими. Мы хотим прийти в московские вузы, где учатся китайские студенты, и предложить им стать сразу менеджерами по развитию нашей сети в Китае. Для этого им нужно будет в течение двух лет работать в нашей пиццерии и знать все детали нашего бизнеса. 

Об Америке

Наша тактика выхода на американский рынок – это, в каком-то смысле, слабоумие и отвага. Ведь если человек реально оценит все риски любого дела, он ничем не станет заниматься.

Фото vc.ru

В США мы открылись с испугу. В конце 2014 года мы начали привлекать деньги от частных инвесторов, а уже в августе началась война на Украине.  В связи с этим инвестиции резко сократились, - вкладывались только самые отчаянные. Затем начался валютный кризис, и я понял, что не способен предсказать, что может произойти. Если бы инвестиции встали, не было бы денег на зарплаты, - встала бы вся компания.

Мне пришла в голову идея высадиться как колонии на Луне на американском рынке, чтобы показать инвесторам и себе, что наша модель может развиваться глобально.

Я написал американцу Стиву Грину (он приезжал в Россию, чтобы открыть филиал специализированного журнала о пицце Pizza Magazine) письмо с предложением посетить наши пиццерии в Сыктывкаре. Он приехал. В -40, с женой. Офигел. А потом спросил: «Как вы вообще умудрились создать здесь сеть пиццерий?». Я в шутку спросил Грина, будет ли подобный формат востребован в США, а он неожиданно для меня ответил, что задача вполне реальная, главное – правильный менеджмент. Спустя некоторое время после этой встречи я написал Грину уже другое письмо, в котором предложил ему стать нашим американским партнером. Он согласился, и мы открыли пиццерию в Оксфорде, небольшом студенческом городке в штате Миссисипи. 

О Великобритании

Фото со страницы Фёдора

Мы планируем открыть нашу первую точку в Великобритании в 2017 году. Здесь любят пиццу и в принципе часто едят на ходу.

Британия – это очень продвинутый рынок, там ценят концепции здорового питания, хороший дизайн. Но самое сложное в этой стране – это аренда помещений.

Она очень дорогая, новых помещений практически не строится, договоры с арендодателем подписываются тяжело, потому что владельцы недвижимости избалованы. В США, например, распространена практика оплаты арендного помещения на несколько лет вперед, там не любят нестабильные компании. Так что, поработав на различных заграничных рынках, могу сказать, что в России с арендой помещения все еще очень неплохо.

О Нижнем Новгороде

Пока у нас здесь только одна пиццерия на улице Максима Горького. Доставка осуществляется только в верхней части, поскольку на этой территории мы укладываемся в обещанные 60 минут. В будущем в Нижнем Новгороде будет больше пиццерий, поскольку наша главная цель – возможность осуществлять доставку в каждый дом города.

Фото со страницы Фёдора

О конкурентах

Главные наши конкуренты – это мы сами, а не Papa Jones, как многие думают. Стабильная выдача качественного продукта важнее, чем конкуренция с другими сетями, потому что главное – это внимание наших клиентов.

Главные наши конкуренты – это мы сами, а не Papa Jones, как многие думают.

Через 2-3 года, когда рынок консолидируется, основными нашими конкурентами будет все та же сеть Papa Jones, а также Domino’s и Pizza Hut. Все перечисленные бренды пицц объявили об агрессивных планах развития. Они нас не замечали и не воспринимали всерьез, до тех пор, пока мы не обогнали их в два раза по количеству пиццерий. Сейчас остановить «Додо Пиццу» сложно, потому что уже есть некая инерция в развитии. В преддверии битвы мы открываем офис в Москве, - оттуда легче развивать бренд.

О бизнесе

Конечно, приятно пообщаться с другими бизнесменами и обменяться опытом, однако, для меня главным источником информации является сам бизнес. То есть нужно просто прийти в пиццерию, сесть и посмотреть, как ведут себя клиенты, что они заказывают и говорят. А если еще и пойти поработать на кухню…Столько нюансов появится, которые потребуют исправления. На самом деле, во всех книжках по бизнесу описывается примерно одно и то же: тот же Сэм Уолтон ходил по своим магазинам и наблюдал, что делают покупатели.

 

 

Бизнес в России – это очень мощная штука, потому что мы готовы ко всему. Например, в США до инаугурации Трампа замер рынок недвижимости: никто не хочет заключать долгосрочные договора, когда будущее туманно. Говоря о России, уверенность в следующем дне отсутствует в принципе - завтра может даже национализация произойти. Россияне привыкают работать в условиях неизвестности, в отличие от американцев и европейцев, которые паникуют, при малейших экономических изменениях.

Бизнес в России – это очень мощная штука, потому что мы готовы ко всему. 

Изначально я пришел в этот бизнес, потому что в нем нет границ. Наше дело актуально по всему миру и везде найдет себе рынок. Для меня бизнес – это стремление развиваться, далеко идущие цели и созидание, а не жажда разбогатеть. Для того, чтобы построить в своей жизни что-то большое, важно иметь высокую цель, но достигать ее маленькими шагами.

Для того, чтобы построить в своей жизни что-то большое, важно иметь высокую цель, но достигать ее маленькими шагами.

 

Главное правило выращивания бизнес-команды – давать людям ответственность, позволять делать собственные ошибки и учиться на них. Важно выводить людей из зоны комфорта, потому что только в этом случае происходит развитие.

 

 

Раньше в нашей компании более всего ценился энтузиазм и увлеченность делом, но чем больше мы растем, тем сильнее нуждаемся в профессионалах, потому что цена каждой ошибки повышается. Главная цель – чтобы люди не увольнялись из компании, а для этого важно не совершать ошибок на этапе отбора.

Сложности возникают, когда ты нанял не того человека, с которым у тебя не совпадает мировоззрение. Я делю людей на два типа: люди-решения и люди-проблемы. Ты говоришь менеджеру: «Надо открыть пиццерию на Луне», он отвечает: «Это невозможно» - это человек-проблема. Человек-решение спрашивает «Когда?» и сразу ищет пути реализации.

 

Иногда я шел на риск и брал людей даже тогда, когда мы не могли себе этого позволить. Я делал это потому, что понимал: люди – это главное. Если ты встречаешь какого-то уникального человека и отпускаешь его, он потом к тебе не придет.

О жизни

Семейный очаг и меня лично поддерживает жена. Я, наверное, провожу с детьми меньше времени, чем среднестатистический человек, но стараюсь делать это качественно. Конечно, я не могу назвать себя идеальным отцом, но я это осознаю и стремлюсь улучшать ситуацию, участвовать в их жизни. У меня двое детей: сыну 5 лет, дочке - 11. Я хочу, чтобы спустя пару лет мой старший ребенок поработал в пиццерии, потому что считаю важным воспитать детей так, чтобы они не выросли избалованными.

Однако баланса между бизнесом и личной жизнью не существует. Любой человек, который хочет чего-то серьезного добиться в одной области, должен понимать, что у него всегда будет дисбаланс в жизни.

Низкая цена, ассортимент или сервис - ты можешь выбрать только два параметра одновременно. Так же и в жизни. И еще кое-что: люди разные. Я не воспринимаю свою работу как что-то отягощающее, не отделяю ее от жизни.

Сейчас я читаю не так много, стараюсь делать это на английском, но получается довольно медленно. В основном читаю книги по бизнесу, где описаны кейсы и истории компаний.

Также, помимо работы, мы стараемся устраивать что-то интересное вместе с командой. Есть такое движение, называется «Конфлюенция», - оно стало нашим главным увлечением. Один американец 15 лет назад создал карту, на которой отмечены все пересечения параллелей и меридиан. В каждом из обозначенных мест нужно зачекиниться и сфотографироваться. Я прочитал в Forbes, что несколько российских предпринимателей ездят по этим точкам. Заинтересовался, посмотрел карту республики Коми, и увидел, что там обозначено 82 точки, из которых открыты только три. Каждая из точек находится где-то в тайге, и ты должен придумать, как туда добраться: пешком, на лодке, на машине. И вот, за последние три года мы открыли три точки. Последняя оказалась очень жесткой. Мы прошли 40 км пешком, в конце пути нас застиг дождь. Несмотря на это, было очень круто. Этим летом мы возьмемся покорять новую вершину.

Серафима Чекулаева

  • Развлечения

Комментарии